Ирина мерушина: не хотела бы оказаться на месте джимы — «биатлон»

Ирина мерушина: не хотела бы оказаться на месте джимы - «биатлон»Вице-чемпионка мира 2003-го года в эстафете Ирина Меркушина в интервью Спорт.ua рассказалао проблемах со стрельбой собственной дочери, непопадании Юлии Джимы в весов-старт из-за неточности тренеров, и поделилась мнением относительно причин неудачного выступления украинских биатлонистов на Олимпийских играх в Пхенчхане.

— Как вычисляете, с чем связано открыто не сильный выступление украинских биатлонистов в личных гонках Олимпийских игр в Пхенчхане?

— Многие уверены в том, что на пик формы они не вышли, по причине того, что в начале сезоне у них высокие скорости были, боролись за медали. По всей видимости, тренировочный процесс был неправильно поставлен.

 

— Как имеете возможность прокомментировать то, что Юлия Джима не попала в весов-старт из-за неточности тренерского штаба?

— Я, честно говоря, по большому счету кроме того не осознала, как они в том месте просчитывали. Для меня было неожиданностью, что Юля не бежит спринт. Считала, что они что-то грандиозное задумали, раз ей нельзя пробежать.

Либо, возможно, у них подводка не получалась, она уверенности ходом не имела, и до личной гонки она вернет кондиции. Я так думала. Для меня это также было новостью.

 

Я бы не желала на месте Юли появляться. Что она обязана думать и как она обязана это воспринять? Само собой разумеется, весьма больно, жалко.

Тут Настя три промаха на рубеже допускает, ей больно, жалко, с данной обидой неимеетвозможности совладать. А как Юлю лишить гонки преследования, куда она очевидно имела возможность попадать. При нехороших выступлениях Юля имела возможность попадать в двадцатку. И она попала бы в весов-старт.

Пускай не медаль, но это мог быть весов-старт, а в весов-старте уже дело техники. Верно вышел, совершенно верно отработал на рубеже…

 

— Из-за чего не удается стрельба у Анастасии Меркушиной? Может, она психологически не готова выступать на самом высоком уровне на собственной первой Олимпиаде?

— Вероятнее, это возможно психология. Сложно разбираться тут, в случае если в том месте Олег (Меркушин, отец и тренер Анастасии) неимеетвозможности осознать, в чем дело. Осознаёте, человек выходит на пристрелку и стреляет нули, и никаких вопросов не появляется. А на протяжении гонки у нее происходят выбросы непонятные.

Вероятнее, Настя утратила психотерапевтическую уверенность в стремительной стрельбе. Настя стреляет скоро, а при ветре у нее не получается так скоро стрелять. А стрелять медлительно она уже неимеетвозможности, она еще больше промахов делает, в то время, когда выжидает выстрел.

 

Вся работа в течении двух лет была на ноль в скоростном режиме. И в то время, когда уткнулся человек в ветер, то уверенность потерялась в выстреле. Вероятнее, может это сработать. Кроме того в то время, когда ветра нет, но уже ты опасаешься выстрел сделать, опасаешься надавить на спусковой крючок.

Это мое вывод, пока я так думаю. Быть может, какие-то другие варианты.

 

Вы также осознайте, в то время, когда люди отбегают собственные гонки в Антерсельве, позже они приезжают в неделю и Казахстан фактически не смогут нормально выйти на тренировку. Выходили, само собой разумеется, в том месте у них пара тренировок было, но подводки нет. Во-первых, это горы – очень сильно в том месте не побежишь, а во вторых, на холоде очень не постреляешь и контрольных не побегаешь, скоростных не сделаешь. Все было скинуто на подводку.

Еще семь дней оставалась до Олимпиады конкретно на месте проведения Игр, а в том месте ветер, и подводки, как такой, не получилось.

 

по поводу вторых девушек я не говорю. Кто-то подготавливается с Урошем, кто-то с Шамраем, – они пускай несут ответственность за собственных девочек. Я чисто по Насте говорю, что именно так у нее оказалось, заболевание ее подкосила в Антерсельве и вся подводка должна была пройти в Казахстане, и в Пхенчхане должно быть привыкание к стрельбищу.

Еще несколько тренировок необходимо было в Пхенчхане сделать. Но не получилось в Казахстане подводку сделать.

 

Иначе, из-за чего лишь девушкам вопросы задаете? Велепцу также задавайте вопросы. Может у них в том месте что-то не сработалось. По большому счету я знаю, в то время, когда Олимпийские игры идут, в то время, когда Олег трудился на команду Мадшус, все сидели за год изучали снег, погоду, все структуры, сидели в том месте. Все планомерно выясняли, какой порошок, какой парафин, где какая структура, на каком снегу… Быть может, в том месте какой-то прокол, не только девочки.

Возможно сервис-бригада не сильно сработала. Тренеры – это сто процентов, никто с них ответственности не снимает. Подводка сервисменов, думаю, также не на наибольшем уровне была.

Но сваливать всю вину на сервисменов также запрещено. В общем все оказалось как-то не очень сильно профессионально. По крайней мере, выглядит не весьма профессионально все это.

 

У Пихлера, к примеру, все нормально, он уже несколько спортсменку на пик формы выводил. Он специалист, один может всю команду потянуть. А у нас большое количество всех… В принципе, у нас разносторонняя команда, мы не можем как шведы делать, у нас у каждого имеется собственная методика тренировок.

Год-два назад у нас были золотые медали и на Европе, и на мире, и на юношеском, и на юниорском уровнях. Все помой-му хорошо было.

 

— Если не удастся завоевать медаль в эстафетных гонках, стоит ли федерации дать второй шанс словенским тренерам?

— У нас имеется тренеры, каковые смогут трудиться, они тут трудились. Единственное, что все от отечественной культуры зависит. В случае если тренер заботится лишь о том, дабы его спортсмен попал и выехал, то, само собой разумеется, это неправильно. Я пологаю, что кроме того в случае если забрать отечественных тренеров и дать им обычные зарплаты, они также будут думать о команде в целом, а не только о собственных спортсменах. Скажем, попала Яна Бондарь в команду.

Из-за чего у нее не было результата, — задать вопрос этого тренера. Не задать вопрос, из-за чего его личная спортсменка выступала лучше, а задать вопрос, из-за чего Бондарь не отыскала собственную стрельбу. Необходимо задавать вопросы.

 

Это решение будет принимать федерация. Они ни при каких обстоятельствах не задают вопросы тренеров, не выполняют референдумы. Я знаю, что в то время, когда Карленко трудился со стрельбой, у девочек по большому счету никаких неприятностей не было. Настя в текущем году также просила тренера по стрелковой подготовке, дабы конкретно был тренер по стрельбе.

Олег с ней также трудится прекрасно, у него собственные знания имеется… Я не желаю сказать, что кто-то не хорошо сделал. Шанс, возможно, и дадут, но в случае если отыщут кого-то лучше – поставят лучше. Решат возвратиться к ветхим тренерам, значит так и будет.

Легко за такую работу должна быть соответственная заработная плат.

 

— Какие конкретно шансы у отечественных биатлонисток забрать медаль в эстафете?

— Эстафета – это по большому счету особенная программа. Это в личных гонках ты больше думаешь о себе, а в эстафете больше думать необходимо о команде. Отечественные девчонки все время готовы в этом виде.

Я, в то время, когда была спортсменкой, больше о команде думала, исходя из этого мои самые лучшие удачи связаны с эстафетой. Я знаю, что на эстафету смогут все собраться и настроиться. Основное – дабы у них настрой был. Я буду держать кулаки за то, дабы у них все сложилось так, как они постоянно делали.

Основное – дабы применяли как возможно меньше дополнительных патронов. Тогда у них что-то может оказаться. Может, к эстафете отойдут от шокового состояния первых гонок.

Будем верить, что у них все окажется на эстафете.

 

Еще желаю заявить, что в то время, когда отечественные шли на церемонии открытия, Пидгрушная с флагом Украины, 33 спортсмена… Все мы понимаем, что если ты отправился в том направлении, то ты лучший в собственной стране, и мы гордимся теми людьми, как бы они не выступали. Они воображают нашу страну. В случае если мы будем всегда ругать тренеров и наших спортсменов, то мы по большому счету желаем затоптать данный вид спорта?

В случае если мы не желаем затоптать, то необходимо сделать работу над неточностями и вывод сделать: кто виноват, в чем виноват. Возможно всех разогнать, а возможно вынудить трудиться. Я не осознала мужского тренера: из-за чего он молодых не подтягивает?

Девиз олимпийца: «Основное – участие». Мы его забыли. Мы ожидали медаль и сейчас начинаем всех осуждать. Отправились в том направлении отечественные, мы болеем за них.

Провалились – давайте поддержим их. Все равно они у нас будут, мы вторых еще не нашли, и в следующем году они еще будут бежать. Болельщикам также непросто это пережить.

 

Что мы должны, выгнать с работы их, если они не хорошо выступают? Не выгоним с работы, они отечественные, мы их готовили. Как готовили – это второй вопрос.

Легко у каждого спортсмена четыре года подготовки вылетели в никуда. Может, у кого-то и не вылетело, они другие медали завоевывали, а кое-какие посвятили себя данной Олимпиаде. Им не необходимы были медали Кубка мира, они желали на Олимпиаде выступить. Вот как Оберг – вышла, четыре нуля сделала, прекрасно пробежала, и она – олимпийская чемпионка. Ничего ей не мешало: ни нервы, ни ветер. Но она почему-то может это сделать, а отечественные что, хуже?

И отечественные смогут. Вот в то время, когда мы отыщем, в чем обстоятельство, и из-за чего Оберг, изучим ее… Чехи изучали отечественную команду еще задолго до выступлений этого года. Изучили всецело, из-за чего отечественная команда побеждает эстафеты. Они раскладки сделали по каждой спортсменке. Мы по какой-то команде делали расклад?

Ничего мы не делали. Исходя из этого такое и оказалось на Олимпиаде.

Шахзода — Больно и жалко…

Темы которые будут Вам интересны: