Часть четвертая. порто торрес, кастельсардо, живописная дорога вдоль моря

В путь!

Пора в путь. Покинув гостеприимный Альгеро, мы выдвинулись в сторону северной части береговой полосы. Как неизменно, в самое пекло. Проехав часа полтора, свернули в тень деревьев, где устроили долгий пикник.

В том месте же я умудрился уронить на себя груженый велосипед, порезав чем-то острым колено. Плохо.

Совсем рядом лежал город Сассари, и мы необоснованно в него въехали. Город был шумным, что было совсем не очень приятно по окончании негромкого курортного Альгеро. Но нет худа без хороша: в супермаркете Мурзик приобрела клей для моих вело туфель, каковые с началом путешествия быстро стали разваливаться.

Я кроме того занервничал, по причине того, что дотянуться на Сардинии вело ботинки для контактных педалей размера 47 представлялось невыполнимой задачей. Но клей помог, и обувь пропедалила по окончании ремонта еще тысяч семь километров и два громадных путешествия.

Часть четвертая. порто торрес, кастельсардо, живописная дорога вдоль моря

Город Сассари мы фактически не видели. Заехали в центр, но из-за жары нам как-то не захотелось по нему бродить. Исходя из этого двинулись на север, к морю. Преодолев очередные 25 км, вышли на шоссе, которое проходило на протяжении морского побережья. Налево город Порто Торрес, направо отечественный путь.

Отправились направо, поскольку где-то рядом, по моим расчетам должен был быть кемпинг. Так и выяснилось.

Кемпинг был громадный. Мы выбрали себе место по родству душ, около мотоциклистов, разместились и поужинали. На моем велосипеде показалась восьмерка, и я начал ее править.

По большому счету, это выяснилось неприятной новостью, поскольку я намерено перед походом заказал себе новое крепкое заднее колесо. Мурзик тем временем записывала отечественные похождения в судовой издание.

Позже мы мало прогулялись к морю. Делать было нечего, легли дремать. Но часов в десять в кемпинге начался праздник. Заиграла музыка, караоке и другие безобразия. Не обращая внимания на некую удаленность отечественного места ночевки, дремать не получалось.

К сожалению, это простое явление в итальянских кемпингах — как минимум до двенадцати ночи для визитёров устраивается дискотека. Понятное дело, народу нравится. Нам — не весьма, учитывая, что целый сутки крутили педали.

Порто Торрес

На следующее утро сгоняли в Порто Торрес. Маленький город, с бухтами и пляжами. — очень красиво. Мало покатавшись, мы закупили провизии в Лидле и возвратились в кемпинг.

Отечественный предстоящий путь лежал на протяжении морского побережья. Это означало постоянный вверх-вниз при изнуряющей жаре. Дорога вьется между скал, иногда раскрывается потрясающий вид на море, уходящее к горизонту, чуть видимому в светло синий дымке.

Преодолев очередной подъем, я нежданно осознал со всей ясностью: а ведь мы и в действительности в Дороге!

Такое открытие думается необычным, но прошлые дни мой мозг был занят организационными вопросами, к тому же начало выяснилось таким, что всегда висела опасность срыва путешествия. Не было ни времени, ни настроя по настоящему почувствовать то, что мы в путешествии, что колесо отечественной истории уже крутится. В этот самый момент, на прекраснейшем сардинском побережье, осознание этого факта упало на меня неожиданно и бессердечно.

Тяжело выразить словами, что я имею в виду.

Я поразительно четко осознал, что моя авантюрная выдумка, вынашиваемая где-то на периферии сознания уже не первый год, в действительности осуществилась, что мы находимся в начале собственного пути, и что у меня нет замысла. И это здорово. в первых рядах практически нескончаемое путешествие, которое кроме того нереально представить.

Мысли о прошлом и будущем, о жизни и работе, каковые все время подспудно крутятся в голове, самым неожиданным методом растворились, покинув лишь насущное. Какой суть думать о прошлом, если оно уже прошло, для чего думать о будущем, в случае если нет никакой возможности на него воздействовать.

Заявить, что все это очистило мое сознание — это не сообщить ничего. Полная перезагрузка. Для чего западные люди тратят огромные деньги на психоаналитиков, для чего отечественные пропускают через себя тонны алкоголя лишь чтобы избавиться от стресса? Легко увольтесь с работы, купите велосипед и выезжайте в путь. Без замысла, без бюджета. Дорога сама позаботится о вас. Стресс, подавленное состояние, чувство тревоги — вот те слова, каковые станут для вас совсем непонятными.

Разве это не здорово?

Кастельсардо

Медлено мы докатились до города Castelsardo. По сути — это замок на горе, исходя из этого мы тут же устремились к вершине, преодолевая крутые подъемы. Четырёхглавый сардинский флаг был нам ориентиром.

А ведь я еще не говорил вам про флаг Сардинии! Это же одна из первых вещей, что кидается в глаза, в то время, когда приезжаешь на остров!

Весьма занимательный флаг выбрали себе сардинцы — белое полотно, поделённое на четыре части красным георгиевским крестом, и в каждой части по тёмной голове с повязками на глазах (либо на лбу). Конечно, меня сразу же заинтересовало значение и происхождение столь экзотической геральдики. Лишь возвратившись к себе, к живительному интернету, я смог утолить собственный любопытство, а на данный момент поделюсь и с вами.

Перед тем, как стать флагом Сардинии, данный знак изрядно покочевал по Пиренейскому полуострову. В первый раз он был использован арагонцами в одиннадцатом веке, в то время, когда те удачно забрали Алькорас с прекрасно укрепившимися в том месте маврами. Арагонцы вышли в бой под флагами святого Георгия, а по окончании победы тогдашние пиар менеджеры короля Педро Первого добавили на имеющийся флаг четыре тёмных профиля, каковые означали отрубленные головы мавританских вождей.

Знамя, столь недвусмысленно обозначающее победу сил хороша над силами зла весьма скоро распространилось на все Арагонское королевство. Крестоносцы с громадным энтузиазмом применяли его в собственных походах, что очень не нравилось маврам. Флаг с отрубленными головами еще долго гулял по территории современных Португалии и Испании, став знаком борьбы христиан за подлинную веру.

В итоге, он попал на Сардинию, поскольку остров тогда был под владычеством арагонцев.

Самое парадоксальное, что сардинцы, в собственной борьбе за независимость стали использовать данный занесенный захватчиками флаг в собственных целях. Предположительно, арагонцы не могли осознать логики диких горцев, выходящих в бой под флагами собственных же неприятелей. Неспешно, влияние Арагонского королевства на материке уменьшилось, и четырёхглавый флаг потерял прежнее значение, но сардинцы как и раньше оставались к нему неравнодушными.

Дело в том, что для них тёмные головы стали ассоциироваться не с маврами-нехристями, как это было во времена крестовых походов, а с работорговлей, процветающей на средиземноморье. Так как сардинские горцы сами довольно часто становились объектом данной торговли, то не через чур страно, из-за чего данный необычный флаг стал им столь близок.

Меня особенно интересовало, что означают повязки на головах, время от времени расположенные на лбах, а время от времени и на глазах. Единого мнения у историков нет. По всей видимости, повязка на лбу — это упрощенное изображение головных уборов мавританских королей, что-то наподобие корон-венков, каковые те носили во времена войн с христианами.

Отчего же повязка переехала на глаза?

Тут большое количество предположений, и научных, и основанных на преданиях. По одной из них, дабы еще более унизить казнимых мавританских предводителей, крестоносцы натягивали их короны им на глаза. Исходя из этого для мавров видеть на вражеском флаге головы собственных вождей с закрытыми глазами было вдвойне оскорбительно.

Вторая теория сползшей на глаза повязки приходится уже на более поздний срок, в то время, когда флаг перешел к сардинцам. Повязка на глазах — это знак протеста против иноземных захватчиков. Сардинцы были так унижены оккупацией, что предпочитали закрывать глаза, дабы не видеть собственного позора.

В действительности, все разъясняется несложнее: один из национальных живописцев, перерисовывавший флаг в XVIII веке, допустил неточность либо. Так или иначе, лет десять назад неточность была исправлена, и сейчас тёмные головы с сардинского флага смогут наблюдать вольно на окружающий мир. Но сардинцы как и раньше предпочитают вывешивать на собственные дома знамёна старого типа, с завязанными глазами.

Надеюсь, данный мелкий исторический экскурс был интересен читателям моей книги.

Центр Кастельсардо пешеходный, и набравшись воздуха, мы пристегнули велосипеды к забору, и дальше пошли пешком. Говорят, в ясный сутки из замка возможно заметить все северное побережье Сардинии, а также в придачу берег Корсики. Но сейчас небо затянуло тучами, и нам было нужно ограничиваться тем, что имеется.

Мы облазили фактически все узкие улочки, побывали на всех обзорных площадках, покушали мороженого.

Пора дальше в путь. Ехать особенно не хотелось, и через 20 км мы нашли кемпинг, в котором решили остановиться. Кемпинг, в отличии от прошлого был весьма негромким и домашним.

Кроме этого нас обрадовало много кошек, которых приютили хозяева кемпинга. Кошки были сытыми и сонными, но по обыкновению южноевропейского кошачьего племени от знакомства воздерживались.

PS. Так как выпуски отчета будут публиковать не каждый день, предлагаю подписаться на получение статей на е-мейл.

#10 Заезд по Сардинии, 23-26 Апр 2016

Темы которые будут Вам интересны: