Спорт высоких достижений серьезно болен — «спорт»

Спорт высоких достижений серьезно болен - «спорт»Допинговый скандал

От спорта высоких достижений, нарушающего правила, мы перешли к спорту высоких достижений, что применяет правила в собственных заинтересованностях. И спортсмены вследствие этого болеют.

В элитном спорте, как и в обществе в целом, не всегда бывает так, что то, что человек сделал что-то неправильное либо нет, свидетельствует нарушение правил. Между нормами и правилами имеется отличие. В то время, когда Дональд Трамп в теледебатах говорит, что вот он таковой умный, по причине того, что не заплатил налоги, он, быть может, и не нарушил американские законы, но нарушил договор с обществом, в соответствии с которому все должны вносить собственный вклад в неспециализированное дело, уж по крайней мере, тот, кто желает стать президентом.

Совершенно верно так же, вовсе не обязательно, что те, кто дает лекарство от астмы, дабы не допустить астму, нарушают закон (в рамках законов спорта), но это нарушение норм, говорящих о том, что лекарства должны употребляться лишь чтобы лечить болезнь. Это кроме этого противоречит многим изучениям об лекарствах и астме от астмы.

И в том и другом случае создается чувство, что что-то сделано не так.

В связи с дисквалификацией норвежского лыжника Мартина Сундбю (Martin Jonsrud Sundby) и разоблачений русском хакерской группы Fancy Bear, касающихся, например, английского велосипедиста Брэдли Уиггинса (Bradley Wiggins), началась дискуссия о том, злоупотребляют ли спортсмены совокупностью, для получения разрешения применять незаконные лекарства либо использовать дозы, превышающие обычные, чтобы получить преимущества на лыжне, на дорожке либо на треке. Разоблачения запросов спортсменов на получение так именуемого терапевтического применения запрещенных субстанций (Therapeutic Use Exemption) (TUE) говорят о том, что кое-какие атлеты — странный пример применения лекарств.

В дискуссиях о лекарствах от астмы — категории лекарств, которая касается практически всех спортсменов, разоблаченных на сегодняшний момент, нам предлагаются три объяснения того, из-за чего эти лекарства употребляются по большому счету. У некоторых астма еще с детского возраста, кое-какие получили астму как опытное заболевание, а кое-какие приобретали лекарства, дабы астмой не заболеть. В любых ситуациях мы слышим, что лекарства от астмы не содействуют улучшению спортивных результатов.

Но так ли это?

В Норвегии мы много лет слышим от тех, кто, например,оказывает помощь, отечественным лыжникам, что лекарства от астмы не содействуют улучшению спортивных результатов, но только дают тем, у кого астма, возможность состязаться на своем обычном уровне. Но в то время, когда дозы значительно выше тех, что предписаны и целесообразны, и даются в тот момент, что дает предлог для спекуляций на тему о том, лишь ли это лекарства для лечения заболевания, появляются в полной мере законные сомнения. Это относится и дела Мартина Йонсруда Сундбю, и многих другой работы, показавшихся на всемирный спортивной арене в последние месяцы.

Американские атлеты применяли допинг

La Repubblica14.09.2016В собственных проблемах Российская Федерация винит вторых

The New York Times31.08.2016Норвегию обвиняют в допинге

Aftenposten28.08.2016Любители допинга «разгулялись» в Рио

Dagbladet25.08.2016

Мартин Йонсруд Сундбю был дисквалифицирован и предпочел не обжаловать решение суда. Он и те, кто ему оказывает помощь, признали ошибку и попросили прощения. К тому же, это дело стало причиной вторым разоблачениям применения лекарств от астмы — и здоровыми спортсменами, и спортсменами-астматиками, что заставляет нас думать, что лыжные гонки в Норвегии — составная часть Национального лёгочных больных и общества сердечных ((LHL), в случае если уж совсем утрировать вопрос.

Но, в то время, когда одновременно с этим узнается, что Норвежский спортивный колледж занимается неавторизованными изучениями болезней астмой среди спортсменов, и что отдел по связям со СМИ Норвежской лыжной федерации звонит шведским журналистам, дабы вынудить их изложить версию Федерации о деле Мартина Йонсруда Сундбю, это значит, что с норвежским лыжным спортом что-то весьма без шуток не так, и я имею в виду не репутацию. Дело об астме касается не репутации, оно касается здоровья спортсменов.

Мартин Йонсруд Сундбю дисквалифицирован не за нарушение правил, касающихся допинга, и это во многом достаточно честно. Но многие из атлетов интернационального уровня, которых в эти дни разоблачает хакерская несколько Fancy Bear, не дисквалифицированы ни за что, не смотря на то, что их осуждают все больше людей, смотрящих за тем, что происходит в мировом спорте, по причине того, что то, что узнается, заставляет подозревать, что они применяли совокупность в собственных целях: быть может, правила не нарушены, но нарушен публичный договор, что атлеты подписали с теми, кто обожает спорт.

Это относится таких спортсменов, как Брэдли Уиггинс. Мо Фарах (Moh Farah), Гален Рапп (Gaelan Rupp) и Якоб Фульсанг (Jakob Fuglsang), и это еще далеко не все.

Больше всего неприятностей для того, чтобы объясниться, из спортсменов, выставленных на общее обозрение сейчас, — у велосипедиста Брэдли Уиггинса. Основная обстоятельство в том, что он на данный момент есть членом Team Sky (а спортивными директорами в ней на данный момент Курт Асле Арвесен (Kurt Asle Arvesen) и Габриэль Раш (Gabriel Rasch) и в течение нескольких лет демонстрировал так именуемую нулевую толерантность к допингу.

Брэдли Уиггинс, завоевавший больше всех в Англии олимпийских призов, стал первым англичанином, победившем Tour de France (TdF) в 2012 году, за собственные успехи он получил титул, а в 2012 году издал автобиографию «Мое время», в которой утверждал, что ни при каких обстоятельствах не принимал лекарства внутривенно, не будучи без шуток больным. В книге кроме этого написано, что перед TdF в 2012 году он был в весьма хорошей форме.

Документы, опубликованные Fancy Bear, наоборот, показывают, что незадолго до TdF в 2012 году он принимал громадные дозы лекарств от астмы, то же самое он делал незадолго до двух вторых гонок, где кроме этого продемонстрировал хорошие результаты. Другими словами: Брэдли Уиггинс лгал, в то время, когда сказал о том, как употребляет лекарства, сложно поверить в то, что эти лекарства принимались не вследствие того что он желал достигнуть результата получше. Так как он же не был болен, не так ли?

Это напугало управление команды Team Sky. Прошло практически 14 дней, пока они, наконец, не высказались об этом деле, а в то время, когда шеф Дэйв Брэйлсфорд (Dave Brailsford), наконец, высказался, мы взяли те же самые заверения в том, что Team Sky не сделала ничего нехорошего, то же самое мы слышали и перед тем, как показались разоблачения. Брэйлсфорду непросто, норвежцам было бы весьма интересно услышать, что Курт Асле Арвесен и Габриель Раш знают об потреблении лекарств против астмы и/либо кортизона в Team Sky.

В связи с разоблачениями Брэдли Уиггинса его товарищ по команде Крис Фрум (Chris Froome) (которому по различным предлогам было нужно отвечать на обвинения в применении допинга) выступил с сенсационным письменным заявлением о том, что ему как мы знаем, что многие гонщики-велосипедисты применяют совокупность TUE. Это неимеетвозможности расцениваться в противном случае, чем шпилька в адрес Брэдли Уиггинса. Вопрос лишь, предает ли он товарища по команде, дабы спасти собственную шкуру, либо же ему имеется, что сообщить при эргономичном случае позднее.

Совершенно верно равно как и Брэдли Уиггинс, Мо Фараха поймали на таком же приблизительном отношении к действительности. Не за то, что он не так отчитался за применение лекарств, но по причине того, что он в собственной биографии Twin Ambitions от 2014 года написал, что был другом сомалийского тренера Джамы Адена (Jama Aden).

В начале этого года Адена арестовали по подозрению в масштабном применении допинга, и затем Фара стал весьма уклончиво отвечать на вопрос о собственных отношениях с сомалийским тренером и сказать, что он просто позировал на некоторых селфи вместе с Аденом. Мо Фарах лжет либо пробует дистанцироваться от тренера, что всецело увяз в допинге.

К тому же Фара пара лет тренировался у Альберто Салазара (Alberto Salazar), тренера Nike Oregon Project, известного тем, что применяет совокупность TUE на всю катушку. Как и Брэдли Уиггинс, Мо Фарах — один из величайших английских спортсменов всех времен, он завоевал, например, золото на 5 000 метрах и 10 000 метрах на двух Олимпиадах подряд.

Разоблачения Уиггинса и Фараха, и других не обосновывают, что они нарушилирешения, касающиеся потребления допинга, но обосновывают, что они применяли совокупность и нашли неприятности на собственную голову, по причине того, что меняют собственные объяснения. У них неприятности с пояснениями. Это само по себе показатель заболевания.

Антидопинговые правила должны ставить перед собой две цели: здоровье спортсменов и Fair Play. Если ты приобретаешь преимущества в соревновании, благодаря применению лекарств, то ты нарушаешь правила честной игры. А вдруг заболевание делается конкурентным преимуществом, то таковой нюанс, как здоровье, в борьбе против допинга переворачивается с ног на голову.

В то время, когда рассматривается вопрос о том, информировать либо не информировать сведения о здоровье спортсменов, во главу угла должны быть поставлены требования защиты личных данных. Иначе, большая открытость в вопросе о состоянии здоровья атлетов сделает спорт высоких достижений более здоровым. Лучшее лекарство для того чтобы спорта – открытость.

В случае если применение таких препаратов отправится вниз и большему числу спортсменов нужно будет отказаться от участия от соревнований из-за имеющегося у них заболевания, спорт высоких достижений станет от этого — как ни парадоксально — более здоровым.

ФИЗКУЛЬТУРА СИЛА СПОРТ — МОГИЛА. Из-за чего Нужно ЗАПРЕТИТЬ ФУТБОЛ. СПОРТСМЕНАМ и БОЛЕЛЬЩИКАМ НЕ НАБЛЮДАТЬ

Темы которые будут Вам интересны: