Геннадий головкин навеял воспоминания о великом рэндольфе тарпине — «спорт»

Геннадий головкин навеял воспоминания о великом рэндольфе тарпине - «спорт»Порхай как бабочка

Бой казахстанского боксера-средневеса с Келлом Бруком (Kell Brook) позвал в памяти ужасную фигуру английского боксера и его битвы с Шугаром Рэем Робинсоном.

Кроме того на протяжении последнего отчаянного противостояния Келла Брука против Геннадия Головкина в субботу вечером, в то время, когда было разумеется, что его покрасневшее тело уже не выдерживает и начинает сдавать, он сумел выполнить последний трюк. Вместо того, дабы вцепиться либо покорно повиснуть на сопернике, он сумел мобилизовать хватает злости, дабы прямо находиться на ногах под градом пушечных ударов, сотрясавших его полностью.

Его демонстративное поведение позвало в памяти слова Эй-Джея Либлинга (AJ Liebling), обрисовывавшего последние моменты боя, в котором Шугар Рэй Робинсон победилРэндольфу Тарпину (Randolph Turpin) в матче-реванше за титул мирового чемпиона в среднем весе ровно 65 лет назад. Тарпин взял «серию сокрушительных ударов, и я не видел, дабы второй боксер не упал, взяв такую порцию».

Либлинг взглянуть в его «грустное лицо, лицо школьника, в далеком прошлом тренировавшегося не плакать на протяжении физического наказания и имевшего нескончаемое число возможностей попрактиковаться в этом». Его словам остаются подлинной и спустя поколения.

Сравнительно не так давно я вспоминал о Тарпине, и не только в связи с годовщиной его матча-реванша против Робинсона. Несколько дней назад некто высказал предположение, что, в случае если Бруку удастся победить Головкина, то данный бой затмит первый поединок Тарпина с Робинсоном, состоявшийся за 64 дня до реванша, в то время, когда дикой ночью в Эрлс Корте Тарпин победил величайшего боксера вне весовой категории. Это утверждение более чем спорное, поскольку Робинсон совершил в то время 132 боя, и потерпел поражение лишь в одном.

Меня кроме этого поразило, что Тарпин, как большая часть исторических личностей, сейчас заслуживает только одного-двух фактических упоминаний, не смотря на то, что он заслуживает значительно большего признания, как пример боксера, из нищеты пробившегося в богачи и упавшего обратно в нищету.

Он появился на свет в небогатой семье в Лемингтон-Спа. Его папа, чернокожий уроженец колонии Английская Гвиана, погиб, в то время, когда Рэндольфу был всего год. Его белой матери было нужно воспитывать детей в одиночку, что дополнительно осложнялось тем, что Рэндальф был одним из немногих чернокожих детей в британский город 1920-х годов.

Но крепкие таланты — он был так одарен, что в школе ему запрещали принимать участие в спортивных состязаниях — проложили дорогу из нищеты. Дик, самый старший из трех братьев Тарпин, стал первым чернокожим боксером, завоевавшим титул чемпиона правильно английской ассоциации. Но Рэндольф превзошел его, пробив себе дорогу через английские и европейские чемпионаты к встрече с Робинсоном.

Победив его в 15 раундах, Тарпин стал мировым чемпионом в возрасте 23 лет. В то время американский радиокомментатор Стэн Ломакс (Stan Lomax) назвал тот бой величайшим разочарованием по окончании поединка, в котором Джек Демпси уступил титул чемпиона в тяжелом весе Джину Танни 25-ю годами ранее.

На праздничном приеме по окончании боя самолет выписывал фигуры пилотажа над строением мэрии, а 20 тысяч людей пели «Отечественный приятель — хороший юноша». Но комплект известных пороков, наподобие любвеобильности Казановы и растущей недисциплинированности стали причиной тому, что больше Тарпин ни разу не добился для того чтобы успеха.

И не смотря на то, что он был достаточно оптимален для завоевания империи чемпиона и титулов Великобритании в полутяжелом весе, новый чемпионский титул ускользнул от Тарпина, поскольку он чуть готовился к встрече с Бобо Ольсоном (Bobo Olson) и проиграл по очкам бой, что в полной мере имел возможность бы победить. Как написал создатель New York Post Джимми Кэннон (Jimmy Cannon): «Казалось, словно бы Тарпин сделал вывод, что верёвки — это таковой гамак, в котором он может поваляться и передохнуть.

И в то время, когда он повис на них, его голова запрокинулось, как будто бы в отыскивании невидимой подушки». Жизнь Тарпина за рингом стала более бурной. Он согласился, что три либо четыре раза отвесил первой жене пощечину, в то время, когда она кричала на него. Его ожидал суд по обвинению в изнасиловании и нападении в Гарлеме, но дело закончилось досудебным соглашением.

Не смотря на то, что за собственную карьеру Тарпин получил порядка 300 тысяч фунтов, он остался без средств и задолжал налоговому управлению тысячи. В возрасте 37 лет он наложил на себя руки, написав утром прощальную записку на глазах детей и жены. Его доктор подозревал, что Тарпин взял повреждения головного мозга на протяжении боксерских поединков.

Геннадий Головкин побеждает нокаутом

ESPN21.10.2014

Но имейте в виду, драться он умел. Мой дедушка Джимми Ингл (Jimmy Ingle) не понаслышке знал силу Тарпина. Дедушка в 17-летнем возрасте стал первым ирландцем, победившим европейский чемпионат среди любителей, по окончании чего был спарринг-партнером мирового чемпиона в трех весовых категориях Генри Армстронга (Henry Armstrong). Джин Танни предлагал ему собственную помощь для выступлений в Соединенных Штатах.

Он кроме этого смог свести вничью бой против Эрни Родерика (Ernie Roderick), чемпиона Англии во среднем и втором полусреднем весе.

Бой против Тарпина перед десятью тысячами зрителей в Ковентри был совсем вторым. «Бой длился лишь три раунда, — вспоминал он позднее. — Из следующего я не забываю дишь первую 60 секунд. Взяв удар правой в скулу, оставшееся до конца матча время я боксировал на автопилоте. Тренер позже заявил, что я падал трижды, и рефери вычислял до девяти, перед тем как я поднимался опять. В конце третьего для того чтобы раунда рефери остановил бой.

Тарпин был как призрак с молотоподобными кулаками».

На протяжении перечитывания хорошей работы Либлинга «Сладкая наука» меня поразило еще кое-что — описание сильных ударов Тарпина, каковые он наносил «под весьма интересным углом». Либлинг писал: «Один удар по корпусу смотрелся так, словно бы он бросал шар для боулинга.

Удар правой в голову напоминал о бабушке, отвесившей оплеуху мальчику. Возможно, его удары были одними из самых сильных в истории. Тарпин был так силен, что его необыкновенные удары потрясли Робинсона, попав в цель, не смотря на то, что Робинсон знал, что попасть они не должны».

Он писал о боксере, известном под прозвищем Лемингтонский Язык, но эти слова страно совершенно верно обрисовывают напоминающие пушечные ядра кулаки Головкина, прилетающие под различными углами и ошеломляющие как его соперников, так и зрителей.

КАК ГЕННАДИЙ ГОЛОВКИН ЖЕСТКО УНИЧТОЖАЛ СОБСТВЕННЫХ ОППОНЕНТОВ!!!

Темы которые будут Вам интересны: