Часть двенадцатая. переход к океану, дикий кемпинг

Вместо того, что подняться часов в шесть, собраться и выехать, мы проснулись не раньше восьми. Продолжительно завтракали, еще продолжительнее паковались, и в итоге, сели на велосипеды лишь в одиннадцать часов. Ночевки в отелях постоянно расслабляют, весьма тяжело позже забрать себя в руки и войти в темп.

Я говорю кроме того не о скорости перемещения, а о соблюдении элементарного планирования.

Так как в случае если мало поразмыслить, то 150 километров — это часов десять в дороге. Значит, в самом лучшем случае мы достигнем цели в девять вечера, в то время, когда начнет темнеть. Поразмыслив логично, возможно было бы придумать какой-нибудь другой замысел, но мы оптимистично отправились к океану.

Я не отлично запомнил дорогу в данный сутки. Мы катились по деревенским проселкам, попутный ветерок мало помогал перемещению, и я уже совсем расслабился. Все было замечательно, помимо этого, что уже к часу дня температура сформировалась на уровне +44С.

Асфальт под отечественными шинами, и нас сплюснуло жарой с двух сторон: сверху и снизу. Предположительно, мне еще не доводилось ездить на велике в таких условиях. Но, облившись из первого попавшегося фонтана мне сходу полегчало.

Часть двенадцатая. переход к океану, дикий кемпинг

В одной деревеньке мы приобрели по литровой упаковке мороженного в этот самый момент же его сожрали. Cтало так прекрасно, что мы не пополнили запас воды в супермаркете и легкомысленно отправились дальше. Это была весьма серьезная ошибка, последствия которой мы почувствовали через несколько часов. Вода кончилась, а мы, по всей видимости, углубились в какую-то уж совсем сельскую местность.

Ни одного населенного пункта, а уж тем более магазина не попадалось уже давно, а выпивать хотелось все посильнее.

Главными пейзажами в тот сутки были бескрайние сельскохозяйственные угодья. В одном месте нас поразило огромное поле солнечных батарей. Как хватало взора, к горизонту уходили тысячи солнечных элементов.

Весьма мудро, поскольку в этих краях пасмурная погода нечастый гость.

На небе ни облачка, от асфальта струится тёплый воздушное пространство, и мы едем по какой-то закинутой дороге среди полей с подсолнухами. Будь я один, это было бы всего лишь одно из забавных приключений, каковые случаются с велосипедистами, но состояние Мурзика мне не нравилось. Мы проехали всего километров восемьдесят, а уже приходилось делать нередкие привалы в тени первого попавшегося дерева.

Деревья, но, попадались не так довольно часто среди этих полей, исходя из этого время от времени под палящим солнцем.

Через некое время жажда начала донимать и меня: рука машинально тянулась к безлюдной фляге. В одном месте произошёл курьез — в поле трудился поливочный трактор, орошая все около себя струями воды. Мозг осознавал, что вода с какими-нибудь химикатами, но жажда перебивала все доводы логики. Представьте себе, с какими эмоциями мы наблюдали на данный оазис в пустыне.

Честно скажу, было тяжело не кинуть громадны прямо на дороге и не ринуться в поле под живительные струи.

Но упорство постоянно вознаграждается, и в то время, когда я заметил на горизонте заправочную станцию, то осознал, что мы спасены. Я большое количество чего выпивал вкусного в жизни, но эта бутылка ледяной газированной воды — это мое самое сильное впечатление, полученное когда-либо от процесса питья. Легко непостижимо, как скоро может страдающий от жажды человек выхлестать полуторалитровую бутылку.

Не обращая внимания на строгие стоимости в заправочном магазине, мы накупили воды с запасом. Запас, очевидно, не понадобился, потому, как через час мы уже въезжали в город Jerez de la Frontera. До океана оставалось рукой подать, но до первого кемпинга еще ехать прилично. Уже вечерело, но мы, несмотря на это, устроили продолжительный обед.

Выехали лишь в то время, когда солнце начало клониться к горизонту.

Путь отечественный опять ушел от цивилизованных дорог, проходя по узким деревенским проселкам, затерянным между полей. Ехать уже порядком надоело, хоть и окружающие нас андалузские поля не лишены очарования. Хотелось уже океана, ветров, стихии. Я и не подозревал тогда, что думая подобным образом, накликивал на себя бурю, причем в буквальном смысле. Но красное и чистейшее небо закатное солнце в то время казалось мне самыми надежными поручителями южного зноя.

Казалось совсем немыслимым, что в этом раскаленном крае возможно какая-то погода, отличающаяся от сегодняшней.

По дороге мы увидели одиноко стоящий бар, и зашли в том направлении. Испив кока-колы со льдом, мы вышли на улицу и заметили, что полностью стемнело. Уже дело близится к ночи, а мы до тех пор пока еще в сорока километрах от кемпинга.

Будь я один, я бы без раздумий завалился где-нибудь в поле рядом, но Мурзик неизменно весьма строго относилась к ночевкам. Я поставил иллюминацию на велосипеды, порадовавшись, какой броский свет дают отечественные фонари.

Наконец, сельская дорога вышла на шоссе, ведущеек городу, в котором находится отечественный кемпинг. Эти последние пара десятков километров были уже совсем лишними. Мы тупо пилили приятель за втором по обочине, из придорожных канав слышалось лягушачье кваканье, а я грезил, дабы это поскорее кончилось.

Как я уже много раз сказал, ехать медлительно также утомляет, но мне приходилось принимать к сведенью комфортный темп Мурзика.

Но, слово комфорт в данной обстановке не совсем уместно. В отличие от путешествия 2011 года, в то время, когда под нами были особые туристические седла Brooks, в «Южный путь» мы ехали на твёрдых спортивных седлах, исходя из этого сказать о каком-то комфорте не приходилось. Я привык ездить на дальние расстояния на таких седлах, но моя спутница не была так продвинута в мазохизме.

Но, стойкий Мурзик до конца испил собственную чашу: в то время, когда мы подъехали к городу Chiclana de la Frontera, спидометр показывал 160 пройденных за сейчас километров. Мне сложно делать выводы, чего ей это стоило, но тот факт, что она упала в тут и палатку же уснула, кроме того не сходив в душ, говорит о многом. Нам весьма повезло еще, что мы нашли кемпинг, по причине того, что заботливый Google мапс снова облажался с координатами.

В том месте, куда мы приехали по навигатору, был личный район, в которых по определению не бывает кемпингов. К счастью, покружившись по городу, мы заметили указатель, и удачно локализовали желанное место.

Океана мы достигли, но вместо того, дабы отпраздновать данный факт купанием, сходу с утра выдвинулись дальше, в сторону Гибралтара. Я уже практически видел собственную мечту наяву — мелкий британский полуостров, сидящий как заноза в пальце у испанцев. В то время, когда я еще жил в Шотландии, я грезил своим ходом, через Францию, Испанию и Португалию добраться до Гибралтара, но тогда мне это казалось легко неосуществимым.

На практике все выяснилось несложнее: необходимо было легко сесть на велосипед и начать крутить педали, а заветный полуостров позаботится приблизиться к тебе сам.

Но на большом растоянии в данный сутки мы не стали продвигаться. Я, крутя в руках телефон с картой, разработал грамотный стратегический замысел. Сейчас прекрасно отдохнем, а на следующий день, полные сил, проедем оставшиеся сто километров до Альхесираса, где заселимся в отель. Гибралтар казалось, был уже в руках.

Уже на следующий день мы встретимся с ним огромную гора через маленький залив, а послезавтра полезем на вершину.

Остановились набираться сил мы в одном из нескольких близкорасположенных кемпингов. Из-за чего как раз в нем, я не знаю, но попали мы совершенно верно по адресу. В виду уик-энда, к вечеру в кемпинг начали съезжаться толпы испанской молодежи. Отечественная одиноко находившаяся палатка неожиданно была окружена каким-то галдящим табором. По всему кемпингу слышались крики, улюлюканье и свист.

Мы с тревогой замечали, как весёлые испанцы выкладывают из багажников автомобилей коробки с пивом и вином. Переносные фонари, каковые устанавливались отдыхающими около собственных палаток светло говорили, что дремать ночью они не планируют.

К ночи вакханалия начала усиливаться, перепившиеся испанцы во целый голос высказывали собственную любовь к судьбе. Такое соседство мой замысел. Данной ночью мы не то что не сможем прекрасно отдохнуть; мы дремать не будем по большому счету. Замечая данный неприятный катаклизм, я внес предложение Мурзику прогуляться по кемпингу и взглянуть, а что если тут остался какой-нибудь более спокойный уголок.

Единственным уголком, что возможно было хоть как-то назвать спокойным, был детской площадкой. Сейчас дети орали кроме того громче пьяных взрослых, но был большой шанс, что часам к двенадцати их загонят дремать.

Исходя из этого мы, недолго думая, в три приема перетащили собственный имущество, расположив его на газоне у качелей, чем привели к удивлённым возгласам у детей. Расчет был верным, в то время, когда мы возвратились с прогулки в полночь (ложиться дремать раньше было все равно бессмысленно), детей уже не было. Дикий ор доносился с главного места скопления отдыхающих, но это было в разы лучше, чем в его центре.

На Кинбурн с домом на колесах. Дикий отдых. Часть 2

Темы которые будут Вам интересны: