Глава шестая. пиза, прощание

Финальная фаза

Проснувшись на любимой горе, я собрал лагерь, и с некоей грустью взглянуть на горизонт. Первый сутки за моё нахождение в Италии погода была открыто пасмурной. Не обращая внимания на тепло, в воздухе висело чувство близости дождя.

Я уже выехал на дорогу, ведущую к набережной Ливорно.

Определенно, последний сутки — самый неоднозначный. С одной стороны, ты устал быть один, уже видишь себя дома, с друзьями и родными. С другой, одиночество сменяется печалью, поскольку ты уже четко поймёшь, что весьма не так долго осталось ждать покинешь эту прекрасную страну.

в первых рядах — повседневная обыденность.

У меня оставались всего одни дни в Италии. Самое время подвести какой-то результат, неспешно катясь в направлении Пизы. Заявить, что я остался доволен путешествием, я не имел возможности.

Оно было через чур спонтанным, скомканным, бестолковым. Я большое количество заметил, но что осознал?

Я был совсем не подготовлен к этому путешествию, нужно признать данный факт. Дело совсем не в отсутствии предметов комфорта, мне это не очень сильно и необходимо. И предположительно, кроме того не в непродуманности маршрута, по вине которой я пропустил массу увлекательных мест.

Я просто не знал, не имел информации, не имел возможности воспринять то, что окружало меня.

Не смотря на то, что сначала я нацеливался на конкретно велосипедный пробег, на данный момент я осознаю, что имел возможность получить от поездки значительно больше, если бы потрудился еще дома почитать, заинтересоваться, запомнить хотя бы что-то о том, что мне предстоит заметить.

Глава шестая. пиза, прощание

В спектакле «Дредноуты» Евгений Гришковец привел увлекательный пример, что может проиллюстрировать то, о чем я говорю. Гришковец говорил, что интересуясь морской историей, просматривал о сражении при Ютландии, во времена Первой Мировой. Во всех книгах об этом событии рассказывалось о юнге британского корабля, по имени Джон Корнуэлл, что, будучи смертельно раненым, не покинул собственного боевого места, пока не погиб.

Данный юнга стал национальным храбрецом, наподобие отечественного Павлика Морозова, и про него знает любой уважающий себя британец, а о его подвиге написано в десятках книг. Так вот, заметив в английском музее ту самую пушку, за которой сидел Джон Корнуэлл, Гришковец был поражен тем, что та вселенная, о которой он просматривал, пересеклась с действительностью.

Представьте себе: вы столько понимаете о чем-то, собрали столько информации, что внутренне уже полностью уверенны, что это всё существует лишь в сознании того, кто об этом думает. А тут на тебе: реально существующий предмет либо место. Пожалуй я соглашусь с тем же Гришковцом, что обладание каким-то фактом значительно более полезно, чем обладание дорогим материальным предметом.

Я лишь в один раз испытал подобные эмоции. Это было в Шотландии, в городе, где я жил. Меня удивлял тот факт, что имеется улица Castle street, но нет никакого замка. Позже я прочёл, что замок в городе был, и очень неплохой.

Его пробовал захватить Уильям Уоллес (узнаваемый по фильму Храброе Сердце). Уоллес утратил большое количество людей при штурме, был в ярости от этого факта, и по окончании захвата приказал уничтожить замок до последнего камня.

Наблюдать фильм про легендарного храбреца, и появляться в тех местах, где он когда-то ураганил! Соприкосновение этих двух действительностей в некоем смысле потрясает. Я продолжительно был под впечатлением.

Вот в случае если, выясняясь в историческом месте, будешь информационно подготовлен, ты сможешь взять значительно большее наслаждение, чем в случае если, либо взглянул, не осознавая, что это было. на данный момент в интернетах так много людей, каковые на своем опыте детально обрисовывают, на какие конкретно моменты обратить внимание. К примеру определить, что взглянуть в Праге возможно в блоге о путешествиях 2ristic planet  Я попытаюсь учесть это при планировании будущих путешествий.

Итак, думая о смысле велопутешествий, я докатил до Марины ди Пиза. В том месте меня накрыл маленькой теплый дождик. Он скоро закончился, а я, покружив по городу, отправился дальше.

 Пиза — потрясающий город, весьма живой. Я в него, как в Ливорно, и Тоскану по большому счету. Отыскал в памяти, как мы с Тимофеем были шокированы всеобщей суетой и организацией движения, как не могли отыскать выхода из города.

Сейчас это казалось забавным: всё было ясно, сумасшедший дом на дорогах воспринимался в полной мере нормально, более того, я сам чувствовал себя его частью. Навигационных неприятностей кроме этого не оставалось, я ощущал себя тут, как дома. Необычная избирательность психики: выясняясь в новом месте, я тут же определял, смогу ли приспособиться тут.

Время от времени отторжение достигало таких размеров, что мне было нужно уехать из Бирмингема, в который приехал из Линкольна, в котором не было работы в то время.

Архитектура Пизы прекрасна, город в весьма хорошем состоянии: везде чисто, отреставрировано. По нему возможно либо катиться на велосипеде, и предположительно, продолжительно не надоест. Поведать про Пизу мне особенно нечего, могу только предложить пара фотографий.

Катаясь по городу, я увидел, что толпы молодежи, прибывающие в центр, пробуют организоваться в колонны. Оказалось, что на данный вечер назначено какое-то шествие в стиле «Легалайз». В руках у большинства были плакаты с изображением заветного растения, из динамиков, установленных на грузовиках, мчались психоделические ритмы, сливаясь в кокафонию, одним словом, в воздухе витала ужасная воздух праздника.

Мне весьма понравилось!

Мало сопроводив демонстрацию, я однако удалился, поскольку моё положение не давало мне почувствовать себя причастным к этим ганжа-страдальцам.

Не спеша никуда, весьма здорово катать по темнеющим улицам Пизы. По большому счету, имеется что-то в вечерней Италии. Темнота наступает тут рано, в городе еще полно отдыхающих людей, поразительно тепло.

Фонари придают особенное очарование и без того прекрасному городу.

Заехав еще раз к Пизанской башне, я нежданно встретил русскую семью. Как выяснилось, люди живут в Германии, и в первоначальный раз приехали в Италию, на машине. Они наблюдали на меня, как на великого путешественника, в то время, когда услышали, что я приехал на велосипеде из Рима в Пизу.

Поудивляв подробностями собственного бомжовского похода, я дал совет этим хорошим людям проехать к побережью, дабы насладиться Ливорно и курортными городами, и распрощался.

Время идет, и около полуночи я решил подъехать к аэропорту. Пизанский аэропорт Галилео Галилей — это очередное произведение искусства этого прекрасного города. Я не видел до этого аэропорта прекраснее:

Аэропорт закрывается на ночь, исходя из этого мне предстояло устроиться на ночлег прямо на скамьях рядом с входом. Я начал разбирать велосипед, в то время, когда заметил парочку, устроившуюся рядом, также на скамье. Через некое время они подошли ко мне, задать вопрос, безопасно ли путешествовать на велосипеде. Женщина была из Швейцарии, на практике итальянского языка, юноша помой-му также. До тех пор пока мы говорили, прилетел последний рейс, стали выходить люди из аэропорта.

К нам подошел гражданин лет 45-50 с портфелем, и на чистом американском языке спросил, как скоро он сможет выдвинуться из Пизы во Флоренцию. Из расписания движения поездов, каковые подходят фактически ко входу в аэропорт, стало известно, что через час.

Гражданин представился. Он был американцем, путешествующим по Европе идеальным дикарем. Мы тут же разговорились, почувствовав родство душ. Парочка швейцарцев отошла, поскольку не владела английским в достаточной мере.

Мой новый знакомый был очень занимательным человеком. Я кроме того кинул разбирать велосипед, слушая его. Много лет назад он покинул обычный образ судьбы, и начал путешествовать.

С того времени посетил больше много государств, причем как цивилизованных, так и диких.

Он выяснялся в положении, в то время, когда был обворован в Сальвадоре, без денег, документов, не зная местного языка, был должен давать уличные концерты, дабы собрав мало денег, добраться до консульства. Либо было такое, что в Пакистане, неправильно разобравшись в направлениях, уехал в закинутую деревню в горах, вместо громадного города. Как выяснилось, автобус в том месте ходит раз в две-три семь дней.

Ему было нужно подружиться с местным населением, дабы прожить это время до следующего автобуса, поскольку в деревне не было ни магазинов, ни отелей.

В то время, когда он выяснил, что я русский, то оживился, говоря, что путешествовал по России полгода. Одним словом, было так Примечательно, что час до его поезда пролетел незаметно. Он уехал во Флоренцию, а я остался, упаковывая велосипед и думая о том, что дорога время от времени дарит такие мимолетные знакомства с необыкновенными людьми. И само существование таких людей разрушает привычные стереотипы о жизни, желаниях и целях.

Помнится, на юге Англии, я в пабе познакомился с юношей, что был уверенным серфингистом. Сам из Австралии, он поведал, что ежегодно, весной он приезжает в Англию, живет в палатке на побережье, ожидая приезда пары десятков таких же ненормальных, как он сам, из различных государств. По окончании того, как все собрались, они решают, куда полетят дальше, в погоне за волной.

И полгода они перемещаются по миру, тратя деньги лишь на еду и билеты, с одной целью — кататься на серфинге.

Он поведал, что не обращая внимания на высшее образование, не смог принять жизнь, где имеется офисная работа, семья, дом в долг и спокойная старость в первых рядах. Одновременно он кинул начинавшуюся карьеру и начал другую жизнь. Полгода он трудится мойщиком стекол на небоскребах, полгода катается на серфинге.

Из имущества имеет лишь доску, неопреновый костюм и нехитрое туристическое снаряжение. Ни квартиры, ни автомобили, ни телевизора, ни айфона. Такие люди — они как словно бы с обратной стороны судьбы, в привычной действительности мы просто не пересекаемся, такие знакомства может подарить лишь дорога.

Медлено, я доупаковал велосипед и прилег на скамью. Мой рейс вылетал примерно в десять часов утра, времени было большое количество. Поспать, само собой разумеется, нормально не удалось.

Нежданно начался ливень, звучно забарабанив по жестяному навесу, под которым я лежал. Первая дождливая ночь, отлично, что я не ночевал сейчас под открытым небом. Проснуться в намокшем спальнике не самое громадное наслаждение, кроме того в Италии.

Проснулся я совсем от того, что около начали ходить люди. Аэропорт оживал по окончании недолгой ночной паузы. Время было около пяти часов.

Достаточно мучительно в полусонном состоянии ждать регистрации собственного рейса. Я уже ощущал, как накопившаяся усталость перерастает в раздражение. Надоели аэропорты, нервничающие пассажиры, не осознающие английского итальянцы.

Хотелось легко нормально поспать, покушать домашней пищи, поболтать с родными. А путь предстоял еще весьма неблизкий. Два с половиной часа самолетом до Прествика в Шотландии, позже час на электричке до Глазго, позже с велосипедом на плече пересадка на другой вокзал, и еще практически три часа поездом до Монтроса.

Но, Говинда милостив, и вот я уже ожидаю электричку в Прествике:

А оттуда уже, возможно сообщить, виден Монтрос.

Путешествие закончено. Не обращая внимания на всё, что я упоминал выше, мне понравилось. Было здорово, само по себе, кататься на велосипеде по солнечной Италии. Кроме того в случае если учесть, что сейчас я сделал бы всё По другому, я полностью не жалею, что эта поездка вышла как раз таковой. Я определил кое-что о себе, к примеру то, что не могу полноценно принимать окружающий мир в одиночестве, не обращая внимания на мою склонность к затворничеству в повседневной судьбе.

Выяснил, что кроме того в случае дефицита денежных средств, по цивилизованным европейским государствам возможно и необходимо путешествовать.

Уверен, что в Италии в полной мере возможно жить на пять евро в день. Места для диких ночевок находятся без неприятностей, в случае если иметь перед глазами карту. Пресная вода в магазинах типа Lidl стоит 25 центов за два литра. Душ на пляже — 20 центов. Цены на продукты в недорогих супермаркетах Coop дешевле, чем у нас. При наличии газовой горелки подготавливается блюдо «макароны по-флотски» либо «жареная картошка с фаршем», ценой всего 2 евро. Остается еще на чай, десерт а также бутылку вина.

В итоге, некий запас продуктов никто не запрещает везти с отчизны.

Это, очевидно, крайности, но привожу примеры, дабы разубедить в неподъемной цене вело-отдыха в южной Европе. Дороговизна, как и любое проявление действительности, имеет пара граней. Во многом зависит от того, что вы желаете, и что ожидаете от путешествия.

В случае если интерес в том, дабы ощутить дорогу, проехать по исторических местам, вдохнуть воздушное пространство прекрасной страны, то не нужно кроме того сомневаться. Нужно отпуск, велосипед, билеты, и больше не вспоминая ни о чем, лететь в Италию. Я был уже два раза в этом государстве.

И в случае если даст Всевышний, с огромным наслаждением окажусь в том месте еще, по причине того, что Италия воистину неисчерпаема.

Виктор Котовский

НЕЗАСЛУЖЕННАЯ ПОПУЛЯРНОСТЬ ??Pisa Fashion Days??ИНТЕРНЕТ ЭТО НЕ БОЛЬНО

Темы которые будут Вам интересны: