Йохан брюнель: «мы не школьники младших классов»

Йохан брюнель: «мы не школьники младших классов»

Йохан Брюнель разгневан. Бельгийский менеджер Team Radioshack не согласен с позицией Интернационального альянса велосипедистов (UCI), что ведёт себя в отношении начальников опытных команд так, словно бы они – школьники младших классов. Недавняя дискуссия стала, Наверное, той самой последней соломинкой, которая разламывает пояснице верблюду. «Это еще одно ответ UCI, в которое мы не желаем быть вовлечены», — говорит Брюнель в интервью бельгийской Het Laatste Nieuws.

И сейчас, согласно точки зрения Йохана, пришло время занять твёрдую позицию – бойкотировать Тур Пекина. Президент UCI Пэт Маккуэйд подозревает Брюнеля в том, что он есть одним из инициаторов создания другой лиги опытных велокоманд. «В случае если Маккуэйд озабочен этим, это его неприятность», — такова реакция Брюнеля.

«Вся эта дискуссия, о которой на данный момент так много говорят, началась с обращения Даниэля Билалиана, директора спортивной редакции французского телевидения. Он пожаловался организаторам ASO на низкие рейтинги трансляций этапов Тур де Франс. ASO обратились в UCI.

Первым результатом данной дискуссии стало общеизвестное ответ об отмене связи на протяжении двух этапов Тур де Франс — 2009. Тогда я был против этого решения, так же, как против и по сей день», — поясняет Брюнель в начале собственной беседы с журналистом Марком Гиселинком.

Het Laatste Nieuws: Жалобы французских телевизионщиков по поводу понижения зрелищности гонок не имели под собой оснований?

Johan Bruyneel: «Сокровище велоспорта для зрителей в действительности не зависит от того, употребляется радио, либо нет. Велоспорт — это сверхсложный вид с позиций его освещения телевидением. В случае если забрать первые десять этапов Тур де Франс, либо все те этапы Вуэльты, каковые проходят по пустынной местности — в том месте просто не на что наблюдать. Это то, что имеется в действительности.

С наушниками, либо без наушников — итог будет таким же. В случае если Кэвендиш в хорошей форме, возможно заблаговременно угадать, что он победит. Таково настоящее положение вещей — потому, что интересы велокоманд громадны, их бюджеты огромны, а сами команды прекрасно организованы».

HLN: Пэт Маккуэйд показывает, что на протяжении дебатов были выслушаны мнения всех сторон.

JB: «Это неправда. В структуре UCI довольно много комитетов. Маккуэйд неизменно может спрятаться за данной ширмой, и переложить ответственность на комитет, функции которого никому непонятны.

Он говорит о Совете опытных велосипедистов (Conseil du Cyclisme Professionel), но данный комитет не имеет права голоса. А демократические выборы в управляющий комитет по большому счету не проводились».

HLN: Из-за чего Вы всё это время рассказываете о безопасности? Разумеется, данный нюанс имеет громадное значение.

JB: «Положение дел таково, что по прошествии энного количества времени было решено, которое напрямую касается деятельности команд и работы гонщиков, и наряду с этим отечественное вывод осталось без внимания. Я находился на встрече с представителями UCI в Женеве. Она длилась шесть часов, и ее результат не принес нам ничего.

В последних числахФевраля Бьярне Риис, Патрик Лефевр и Гарольд Кнебель снова ездили в Женеву. По окончании пяти мин. полемики они осознали, что к их точке зрения не желают прислушиваться. Они возвратились к себе разгневанными. Это стало той самой последней соломинкой, которая сломала пояснице верблюду. гонщиков и Мнения команд не принимаются во внимание. Пэт Маккуэйд постоянно говорит так: «Вы не являетесь главными игроками в велоспорте». Я не согласен.

Мы ощущаем себя, как мелкие дети, которых всегда пытаются воспитывать. Вот в чем сущность конфликта. В то время, когда заинтересованные лица и ключевые фигуры высказываютсобственную точку зрения, вы должны задать вопрос самому себе.

Но в случае если вместо этого, вы настойчиво искажаетефакты, как это делает Пэт Маккуэйд, значит вы не хорошо справляетесь с работой в должности президента UCI».

HLN: Маккуэйд говорит, что он желает большей свободы для гонщиков. Он говорит, что гонщики должны возвратиться к тому, дабы надеяться лишь на собственную интуицию.

JB: «UCI не делает ничего для развития велоспорта. Они любой раз делают ход назад, вместо того, дабы развивать отечественный спорт. Они выступают против новых разработок, и запрещают всё новое. Вы не имеете возможность всецело отрицать тот факт, что опытный велоспорт — это бизнес, где на карту поставлены огромные коммерческие интересы.

Я неоднократно сказал Пэту Маккуэйду, что я не знаю примеров взаимоотношений между работником и работодателем, где работодатель не имел возможности бы отдавать распоряжения подчиненным. Если вы платите кому-то деньги, у вас должна быть возможность давать подчиненным указания. Маккуэйд жалуется, что гонщики отказываются подчиняться его ответам.

Это правильно. Вправду, гонщики команды не владеют полной свободой принятия решений относительно тактики. В случае если у меня имеется фаворит, и в случае если у меня имеется стратегия, то любой обязан уважать эту стратегию. У гонщика, что с этим не согласен, появятся неприятности со мной.

Либо он может выбрать другую команду, где будет гоняться. Это не компетенция UCI — решать, как мне поступать в той либо другой ситуации. В UCI должны осознавать, что мы защищаем коммерческие интересы, и что опытный велоспорт, первым делом, КОМАНДНЫЙ вид спорта.

Нет, гонщики не смогут всецело решать, что им делать. В случае если Маккуэйд жалуется на то, что мы предостерегаем гонщиков от неповиновения, он прав».

HLN: Президента UCI кроме этого тревожит тот факт, что вы, быть может, ведете за его спиной переговоры о создании коммерческой лиги — Мирового велосипедного тура (World Cycling Tour).

JB: «Маккуэйд привел слова из моего блога. Я проверил, что я написал. В случае если у него появились ассоциации с чем-то, что его тревожит, это его неприятность. Договор с RadioShack заканчивается в текущем году, и, быть может, я вел переговоры с компаниями о новом спонсорском соглашении. Возможно, я желаю покинуть велоспорт.

Либо, возможно, я говорю о чем-то, касающемся моей личной жизни. Маккуэйд сделал собственный заключение в открытом письме гонщикам, и посчитал, что он может разослать подобные письма с похожим содержанием в другие организации…»

HLN: Другими словами всё это — плод воображения Маккуэйда?

JB: «Само собой разумеется, это слухи. Команды планируют совместно, дабы обменяться мнениями. Мы должны объединяться и находиться приятель за приятеля. Это кроме этого следствие того пути, что избрал UCI, в то время, когда они неизменно нас третируют. В собственном открытом письме Маккуэйд пробует уничтожить отечественный альянс.

Его принцип – «разделяй и властвуй», и это весьма недальновидно с его стороны. Он пробует внести раздор между руководителями команд и гонщиками. Это письмо написано от безысходности.

Что бы это ни было — коммерческая лига, совокупность наподобие той, что существует в Формуле — 1, либо что-то еще, я полагаю, что велоспорт не будет существовать без UCI. UCI остается управляющим органом в велоспорте, и в том, что касается деятельности опытных велокоманд. Но, в случае если пара команд объединяются совместно, для UCI это уже представляется проблемой. После этого начинаются угрозы и звонки.

Понимаете, я вам сообщу так — мы больше не тревожимся по поводу угроз Маккуэйда. Если он будет двигатьсяпо тому пути, что он выбрал, быть может, мы закончим со всем этим, либо, возможно, произойдёт еще что-нибудь».

HLN: Может ли твёрдая позиция команд сама по себе привести к расколу?

JB: «В конечном итоге, мы желаем заметить, что это к чему-то приведет. Мы желаем хорошего ответа данной неприятности. Двадцать четыре команды, воображающие Всемирный тур (World Tour) и дивизион Проконтинетальных команд, единогласно решили бойкотировать Тур Пекина.

Были протесты на Майорке, либо на Het Nieuwsblad, но на тех гонках мы не наносили удар по UCI. В Пекине UCI есть движущей силой. Мы поймём, что идут процессы глобализации велоспорта, и Китай представляет собой громадный рынок для продвижения продукции. Но ответ организовать многодневку в последних числахОктября — это не укладывается в отечественных головах. Это еще один пример того, как UCI поступает с нами. Мы не марионетки. Мы требуем уважения к себе.

Опять возвращаясь к вопросу об отмене радио: UCI может запретить связь, но это не сможет помешать мне взаимодействовать с моими гонщиками. Если не будет связи, я буду передавать указания гонщикам вторым методом. Я уже столько лет нахожусь в гонках — так что, поверьте, я отыщу метод передать указания своим гонщикам.

Единственный метод помешать мне это делать — это выгнать меня из этого».

«We zijn geen leine kinderen» / «We are not little school boys»

d Хорошая музыка для детей (Classical music for children).

Темы которые будут Вам интересны: