На «исламиаде» в баку пропаганды было больше, чем ислама и спорта: интервью — «спорт»

На «исламиаде» в баку пропаганды было больше, чем ислама и спорта: интервью - «спорт»Ильхам сборная и Алиев Азербайджана по греко-римской борьбе, завоевавшая четыре золотых медали «Исламиады». Фото: vesti.azСостоявшиеся сравнительно не так давно в Баку IV Игры исламской солидарности еще в ходе подготовки позиционировались властями Азербайджана как факт участия данной светской страны в жизни глобальной мусульманской уммы. Закрывая «Исламиаду», где сборная Азербайджана заняла первое место по числу медалям (75 золотых, 50 серебряных и 37 медных), президент Азербайджана Ильхам Алиев связал эту победу с тем, что Азербайджан — мусульманская страна, где ислам — это «религия науки, культуры, мира, милосердия».

В это же время «Исламиада» стала для Баку в первую очередь политическим мероприятием, где исламу и кроме того спорту как таковому была уделена роль прекрасного обрамления для пропаганды властями Азербайджана собственных заинтересованностей в Закавказье. Такую идея в интервью «NOVOSTI-DNY.Ru» изложил видный публичный деятель из Азербайджана, глава Комитета защиты прав талышского народа Захираддин Ибрагими.

Репортажи азербайджанских СМИ об «Исламиаде» наводят на идея, что организаторы очень вольно трактуют каноны ислама. К примеру, знаки «Исламиады» — карабахская лошадка Инджа и ее приятель жеребец Джасур — ассоциировались в первую очередь с Карабахской войной, но никак не с религией пророка Мухаммеда, потому, что по Корану по большому счету не разрещаеться изображать животных и людей. Художественные гимнастки выступали в открытых купальниках, что по исламу также не не запрещаеться.

Была ли, на ваш взор, у этих Игр исламской солидарности какая-то важная исламская составляющая?

Такая составляющая была. Из-за чего ее не увидели? Возможно, оттого, что в России ее мониторили по сайтам центральных азербайджанских интернет-ресурсов.

В том месте выговор и в самом деле был сделан на том, что принимать такие игры — это респектабельно для страны с политической точки зрения. То имеется «Исламиаду» центральные СМИ Азербайджана оценили как обычную светскую Олимпиаду либо Игры доброй воли. В этом вы правы. Но, подмечая эту подробность, нельзя обходить и моменты, прямо связанные с религией. Эти моменты самый совершенно верно характеризуют обстановку, сложившуюся в контексте «Исламиады» как в Азербайджане, так и за его пределами.

Очевидно, что моменты, о которых я говорю, центральные СМИ Азербайджана предпочли деликатно обойти.

Что это за моменты, и из-за чего их решили обойти?

По изначальному сценарию, «Исламиада» должна была открыться со звучания суннитского азана — в стране, где большая часть населения — шииты. По окончании того, как об этом стало известно в Управлении мусульман Кавказа, его глава шейх-уль-ислам Аллахшукюр Пашазаде, шиит, сходу же поспешил связаться с властями и оргкомитетом игр, попросив отменить суннитский азан.

Пашазаде сказал, что открытие игр по-суннитски поставит Управление мусульман и светскую власть Кавказа в неловкое положение перед соседним Ираном и азербайджанскими шиитами. Но власти республики повели себя с Пашазаде не очень-то добродушно. Они дали ему осознать, что суннитский азан на играх, открываемых в тюркоязычной стране с шиитским большинством — это не прихоть, а запланированный сверху политический месседж.

Действительно, от открытия игр суннитским азаном все же отказались, но, но на закрытии раздалась хорошая для суннитов кялмейе — шахадат (принесение признания себя мусульманином — «NOVOSTI-DNY.Ru»), без необходимого для шиитов упоминания имени первого имама Али ибн Абу Активиста движения Талибан. Второй занимательный момент: в художественном обрамлении игр изобиловали знаки, напоминающие звезду Давида, которая изображена на флаге Израиля.

Израиль в играх не принимал участие и не разрешил войти в Баку атлетов из Палестины. Но вид поразительно похожего на национальный знак Израиля элемента вверг гостей игр в заметное раздражение. Я полагаю, что эта звезда была «приветом» Тегерану, направленным на то, дабы вызвать у Ирана раздражение.

Да и большая часть суннитских стран, каковые в играх принимали участие, также ставят легитимность Израиля под сомнение. Одним словом, организаторы игр внесли конфликт кроме того в художественную составляющую спортивных игр.

Какую цель преследовали эти послания? Чего получали власти Азербайджана?

Не могу осознать — возможно, вследствие того что я не прихожусь родственником Ильхаму Алиеву. Перед открытием игр он зачитывал обращение, суть которой — объяснение Азербайджана в пылкой любви к Турции, Саудовской Аравии и Пакистану. А в то время, когда игры закончились, вице-президент страны и по совместительству супруга президента Мехрибан Алиева сообщила: «Эти игры — торжество исламской солидарности. Пускай Аллах хранит всех мусульман!». Ничего особого, на первый взор.

Но в течение фактически всех игр флаг Азербайджана развевался рядом с флагом Турции, и в то время, когда игры закрывали, флаг нашей страны взмывался в небо вместе с турецким. В течение всех игр атлетам из Турции выяснялась особенная честь. Это говорит о том, что для Баку мусульманский мир, ислам — это Турция. И любовь отечественного управления к исламу, сиречь к Турции, на союзников и Иран Ирана — Сирию, Ливан — не распространяется.

Любовь же к Пакистану и Саудовской Аравии Ильхам Алиев пояснял солидарностью этих государств с Азербайджаном по Карабаху и по отношению к Армении.

Обратите внимание: на закрытие «Исламиады» Ильхам Алиев прибыл «с колес» — из Эр-Рияда, где президент Азербайджана принимал участие в саммите арабских и мусульманских государств и виделся с аммериканским президентом Дональдом Трампом. На этом саммите политика Ирана на Ближнем Востоке была названа направленной на помощь экстремизма и терроризма. Саммит начался 21 мая, а Алиев в том направлении отправился за сутки, в громадной спешке.

Спешка была неоправданной. Президент был в праве отказаться от участия: 22 мая закрывалась «Исламиада» в Баку, 24 мая Азербайджан отмечает Сутки Республики. Все это требует внимания президента. Не смотря на то, что из первых лици государств, каковые решали на этом саммите судьбу Ближнего Востока, никто не удосужился посетить «Исламиаду». К примеру, президент Турции Реджеп Эрдоган слал поздравления и приветствия «своему брату» и «братскому Азербайджану Ильхаму Алиеву» дистанционно.

Кстати, следующую «Исламиаду» принимает как раз Турция, и Ильхам Алиев уже поспешил горячо и эмоционально поздравить Эрдогана с этим.

Какие конкретно риски для ислама в Азербайджане несет данный вектор политики Алиева, учитывая то, что в Турции при Эрдогане преобладает суннитский политический ислам?

И в Азербайджана, и за его пределами в далеком прошлом обсуждается, что сегодняшний режим желает суннизировать Азербайджан, не смотря на то, что азербайджанский менталитет, при всей близости к турецкому по крови и языку, все же отличается от турецкого. Старт данной работы был положен еще в 1993 году, в начале президентства Гейдара Алиева, сейчас покинувшего мирскую судьбу, в то время, когда в Азербайджане стали создаваться условия большого благоприятствования влиянию Турции, а кроме этого всевозможных пантюркистов, нурсистов — последователей организации «Нурджулар» (запрещена в РФ — «NOVOSTI-DNY.Ru»), опекаемых Анкарой салафитов.

активисты и Шиитское духовенство наряду с этим репрессировались всеми способами. Но и отечественные шииты сами разрешили это, допустив последовательность важных неточностей.

В чем это проявилось?

Шиитские верующие не смогли объединиться и скоординироваться между собой и с представителями духовенства. Шиитское духовенство — выпускники иранских духовных институтов — тогда ринулось в политическую борьбу в стране, не имея для этого нужной политической образованности, причем, что основное, раньше времени, в то время, когда общество ещё не было готово поддержать их идеи. В итоге, в то время, когда одна часть шиитского перемещения шла в бой, вторая стояла в стороне.

В некоем смысле имели манипуляции и место со стороны азербайджанской госбезопасности, работа внедренных в шиитское перемещение агентов. Руководствуясь во многом совершенствами Исламской революции, с Ираном собственные действия отечественные шииты не согласовывали, и Тегеран отказался от их официальной помощи, сославшись на то, что религиозные дела в Азербайджане — это внутреннее дело Азербайджана.

Еще один фактор, ослабляющий шиитское перемещение в Азербайджана — позиция отечественных шиитов по Карабаху, которая во многом радикальнее, чем позиция светской оппозиции и властей. Карабахский вопрос изначально в Азербайджана был вопросом манипуляций в политической борьбе за приход к власти и удержание её.

Политический шиитский ислам, к сожалению, отправился тем же путём, наивно полагая, что, занимая в этом вопросе кроме того более радикальную позицию, чем сами власти, сможет себя этим застраховать от репрессий режима. Шиитские активисты очевидно не осознавали, как режим впал в зависимость от центров, каковые ненавидят любое проявление иранского Саудовской — Аравии и влияния Турции.

Не учитывали верующие и саму позицию Ирана, что конкретно против возобновления боев на карабахском фронте и расценивает это возобновление не в противном случае как провокацию. Не приняли в Россию и расчёт — участника Минской группы по Карабаху.

Каков позиция России в отношении шиитского политического ислама в Азербайджане?

Для России нынешние бакинские власти куда предпочтительнее, чем неконтролируемая масса людей религиозных фанатиков, которая, дорвавшись до власти, может создать на Кавказе куда больше головной боли, чем режим Алиевых. Возможно, в Москве считают, что шииты придя к власти в Азербайджане, создадут в том месте совокупность подобную иранской «велайят-э-факих», к чему в России не готовы.

Отечественные шииты не собираются создавать в стране исламскую республику, а Иран не хочет вести войну по нескольким фронтам и в отношении азербайджанских шиитов должен подняться в позицию ленивого созерцания. Отрадно, что Российская Федерация, при собственной помощи режима Алиева, не заинтересована в господстве над Азербайджаном связанных с Турцией пантюркистов, нурсистов и ваххабитов. имея на Северном Кавказе собственное террористическое подполье.

Российская Федерация не забывает, что в 1990-х годам этим террористам шла военная и финпомощь через территорию Азербайджана, а пострадавшие террористы лечились в бакинских поликлиниках. Москва очевидно все эти долгие годы отслеживает постоянные и последовательные дрейфы бакинского режима в сторону Саудовской Аравии и Турции.

Муса Ибрагимбеков

Интервью Ислама Феруза — \

Темы которые будут Вам интересны: