Nо m#225;s — 2. александр беленький — об очередном успехе василия ломаченко — «бокс»

Nо m#225;s — 2. александр беленький — об очередном успехе василия ломаченко - «бокс»

Видный эксперт и спортивный журналист в области бокса Александр Беленький об очередном успехе украинского мирового чемпиона по версии WBO во втором полулегком весе Василия Ломаченко (7-1, 5 КО), что защитил собственный титул, одержав досрочную победу над ямайцем Николасом Уолтерсом (26-1-1, 21 КО). Поединок состоялся 26 ноября в Лас-Вегасе.

«Опоздал Николас Уолтерс как направляться сдаться перед Василием Ломаченко, другими словами его намерения в то время были ясны еще не на сто процентов, а кто-то из комментаторов уже сообщил: «No mas».

Это испанское выражение вошло в обиходный английский язык, причем не только в Америке, что в этом случае принципиально важно, в первой половине 80-ых годов двадцатого века. Оно свидетельствует что-то наподобие «хватит», «с меня достаточно» и более-менее соответствует британскому «no more». Но говорят частенько как раз «no mas», причем в самом различном контексте, а откуда оно взялось, многие уже кроме того и не помнят.

История эта не такая уж давешняя. Произошло все 25 ноября 1980 года. В данный сутки в Новом Орлеане, что для советского гражданина казался таким же далеким, как какой-нибудь лунный кратер, и появляться и в том и в другом шансы он имел приблизительно равные, прошел матч-реванш Шугара Рэя Леонарда и панамца Роберто Дюрана, бойцов, каковые уже тогда были преданиями для всей земли, а мы о них, как и о многом втором, знать ничего не знали.

Степень отечественной тогдашней оторванности от мира те, кто на данный момент так обожает ни при каких обстоятельствах не виданный ими социализм, бровеносца Ильича и пионерскую организацию, кроме того не смогут себе представить. Через два либо три года затем боя, на данный момент уже точно не помню, мне пришлось на одном частном мероприятии часа три проработать переводчиком у Роберта Де Ниро и Мартина Скорсезе. Никакой робости по этому поводу я не испытывал, по причине того, что просто не знал, кто это такие.

А я так как был москвичом и хоть иногда, но попадал на какие-то просмотры, а вот не знал.

Лишь одна из девушек, у кого я наводил справки относительно того, с кем познакомился, как-то особенно ярко на это прореагировала. Она сообщила: «Шурик, ты полный м…! Это, это…», — и ноги у нее подогнулись. На «м..» я не обиделся. Девичья матерщина тогда еще сходила за особенную пикантность (нет, все-таки в далеком прошлом это было), но вот подогнувшиеся ноги мне не пришлись по нраву.

Значит, данный Де Что-то и Мартин Какой-то означают для нее больше, чем я, а это непорядок. И отечественный роман закончился.

Прошу прощения: снова на воспоминания пробило. Так вот, проходил матч-реванш Леонард-Дюран. Их первый бой состоялся за шесть месяцев до этого, 20 июня 1980 года, и тогда Великий Мужик Дюран, которому было всего 29 лет, но на счету которого уже было 72 (семьдесят два) опытных поединка, 71 (семьдесят один) из которых он победил, не легко, но безоговорочно одолел Великого Мальчишку Леонарда.

Тому тогда было двадцать четыре, на его счету до встречи с Дюраном числилось лишь 27 побед, и он уже более полугода обладал титулом WBC в полусреднем весе.

Дюран думал, что сломал его тогда окончательно и готовился ко второму бою похуже, чем к первому. Тем неприятнее было открытие, что мальчишка, оказывается, заматерел. По окончании семи раундов Леонард был мало в первых рядах по очкам. Нет-нет, никакого тотального преимущества у него не было.

Дюран кроме того победил два-три раунда, но Леонард усиливалсяи начал куражиться над Дюраном, топливные баки которого пустели.

И вот в восьмом раунде ЭТО случилось. Дюран неожиданно сообщил: No mas!” — и сдался. Никто сначала не осознал, что произошло, а осознав, не поверил. Кто сдался, ДЮРАН???!!! Если бы на стадион упал метеорит, это стало причиной бы меньший шок. В мировом боксе это был последний человек, от которого ожидали чего-то аналогичного. Это была какая-то коллективная лобовая встреча с телеграфным столбом в ночи.

Другими словами, в то время, когда миллионы людей в один момент лбами нашли любой собственный телеграфный столб.

И вот сейчас Уолтерс сделал то же самое, что практически сутки в сутки тридцать шесть лет назад Дюран.

По окончании седьмого раунда Уолтерс отказался от продолжения боя. Создалось такое чувство, что его команда пробовала вытолкнуть его на следующий раунд, но он отказался категорически. Судья наблюдал на Уолтерса, как баран на новые ворота, а тот лишь отмахивался, дескать, сами желаете, сами и деритесь, в противном случае ишь, развелось тут храбрецов! А ведь Уолтерс до недавнего времени был мировым чемпионом, из совершённых 27 боев победил двадцать шесть, причем 21 нокаутом, и только один завершил вничью.

С чем же он столкнулся в сражении с Ломаченко?

Ровно с тем, с чем и Дюран во втором бою с Леонардом. С той силой, которая его вот-вот побьет и разложит на полу, как труп. А имеется люди, для которых ничего ужаснее нет.

Кроме того позор капитуляции для них несравним вот с таким положением вещей, правильнее, положением одной вещи, самого себя.

Большая часть осознавало, что прекрасный левша Ломаченко, мировой чемпион по версии WBO в категории до 59 кг, вероятнее, победит. Весьма многие, как я, к примеру, в этом не сомневались, но вот для того чтобы, совсем совершенно верно, никто не ожидал.

Ломаченко начал бой с опаской. Все-таки соперник, как ему все говорили, весьма бьющий, пожалуй, получше всех, с кем двукратный мировой чемпион (это при семи опытных битвах) до сих пор дрался, вот он и не гнал лошадей. Совершил хорошую атаку слева и забрал паузу.

Взорвался в следующий раз лишь в конце раунда.

Не самое бурное начало, по всей видимости дало Уолтерсу фальшивые надежды. Лучше б не давало, в противном случае, думается, в какой-то момент он поверил, что совершит сейчас чудо. Во втором раунде он совершил правый апперкот и еще что-то, в третьем — снова правый тут и апперкот же за ним правый боковой, какое количество-то джебов и еще что-то.

Все это было не Всевышний весть что, Ломаченко исправно огорчал его и до, и по окончании этих эпизодов, да позже еще любой раз взрывался в концовках и победил, по-моему, все раунды, но дело Уолтерса не казалось неисправимым. Действительно, надежным оно также не казалось, но создавалось чувство, что он сможет закончить бой на ногах и позже, потирая в хлам избитое лицо, как это положено, заявить, что за целый бой Ломаченко не смог сделать ему больно. Лишь мало щекотно и привести к некоему зуду.

Вот видите: до сих пор чешусь.

Что-то начало меняться в четвертом раунде. Пропущенный сдвоенный левый прямой Уолтерс просто не осознал. По-моему, ему показалось, что у Ломаченко выросла третья рука.

Дальше больше. Правые боковые стали прилетать все чащи, а позже и серии, в которых в него летело все, не считая кирпичей. Но, быть может, Уолтерсу казалось, что прилетели и они.

Джебы Ломаченко он просто практически не видел.

В пятом и шестом раундах это непотребство продолжилось. А позже в седьмом Ломаченко, наверное, сделал вывод, что разминка закончена, пора перейти к сладкому. Тут мы, не считая всего другого, заметили такие изыски, как удары с вытянутой руки, мгновенные уходы на сто восемьдесят градусов и, конечно же, с ударом, в противном случае и с пачкой ударов.

Самое основное, что Уолтерс ничего не имел возможности с этим сделать.

И он растерялся. Думаю, как раз растерянностью, а не страхом разъясняется то, что он сделал. Драться с инопланетянином он был не готов. И сделал то, что сделал.

Любой человек имеет не только труднореализуемое право на счастье, но и право на то, дабы сделать вывод, что для него хуже всего и любыми, практически любыми, методами этого избежать.

Николас Уолтерс избежал, как мог и как умел. Не нам, сидящим на кроватях, его делать выводы».

Александр Беленький

sportsdaily.ru

УТС к ММазаю Ломаченко Вася 3 07 09 г

Темы которые будут Вам интересны: