Армстронг: я никогда не принимал допинг

Армстронг: я никогда не принимал допинг

Легендарный велогонщик Лэнс Армстронг в интервью обозревателю издания Zeit Хартмуту Шерцеру поведал о собственном возвращении в спорт в возрасте 37 лет, собственных замыслах на будущий «Тур де Франс», и о битве с допингом.

— Господин Армстронг, как вы ощущаете себя в ваши 37 лет по окончании первых 793 гоночных километров? Не чувствуете болей в ногах?

— Я доказал себе, что по окончании трёх с половиной лет перерыва ещё могу ездить на самом высоком уровне. Действительно, на Tour Down Under были моменты, в то время, когда я испытывал боль. Но я напоминал себе: «Лэнс, это январь, а не май либо июль».

— Как вас принял пелотон?

— Было здорово опять появляться в том месте и заметить несколько ветхих привычных. Ни с одним соперником на этапах у меня не появилось споров. С французами кроме этого не было неприятностей. По окончании бесед с несколькими молодыми велосипедистами, к примеру с 19-летним талантом Джеком Бобриджем, и с Грайпелем, я осознал, что они с уважением относятся ко мне.

Они приветствовали меня словами «Welcome back» (англ. «Вам очень рады назад»).

— Такие велосипедисты, как немец Андре Гайпель, переживают непростые времена. По окончании бессчётных допинг-скандалов велоспорт в Германии подвергается резкой критике.

— Я частично осознаю эту критику. Люди в Германии интересовались велоспортом. Вкладывали средства, и тратили чувстве. Эти люди чувствуют себя одураченными.

То, что на данный момент происходит в Германии, — это легко драма.

— В Германии и во Франции господствует отрицательное отношение к велоспорту. Французская газета L’Equipe, которая есть частью медиагруппы EPA, выступила со словами критики в ваш адрес.

— Мне весьма интересно смотреть за тем, как культуры и определённые страны выступают против моего возвращения. Но во Франции случились большие трансформации. Глава ASO (ASO – отделение медиагруппы EPA (Editions Philippe Amaury), известной как организатор наиболее значимых спортивных мероприятий, включая «Тур де Франс» и ралли «Дакар») Патрис Клерк покинул собственный пост. Он верил, что лишь только сам «Тур» — это звезда, а среди спортсменов звёзд нет. Но в спорте так рассуждать запрещено.

У L’Equipe сейчас новый главный и новый редакторраздела о велоспорте.

— Ваше возвращение ограничивается лишь этим годом?

— Нет. Я планирую, что выступлю кроме этого в 2010 году.

— Как выглядит ваш замысел на 2009 год?

— «Тур Калифорнии», «Милан – Сан-Ремо», «Критериум Интернешнл», «Фландерн-Рундфарт», «Джиро Трентино», «Джиро», рождение ребёнка в июне, «Тур».

— В велоспорт возвращается множество спортсменов, употреблявших допинг, к примеру Иван Бассо и Флойд Ландис. Как вы относитесь к этому?

— Они отбыли два года дисквалификации, как это предписывают правила. Они выплатили собственный долг и сейчас смогут возвратиться в спорт. Это происходит так же, как в простой судьбе.

— Вы заявляли, что возвратились в спорт, дабы бороться с раком и оказать помощь людям, каковые страдают из-за данной болезни. Но лишь ли борьба с раком есть обстоятельством вашего возвращения?

— Конечно, что велогонки — это моя громадная страсть. Я ощущаю, что в собственные 37 лет нахожусь в форме и могу опять заниматься любимым делом. Я опять приобретаю огромное наслаждение от спорта.

Но как человек, что пережил рак, я ощущаю, что обязан выступать в роли юриста для борьбы с данной заболеванием. Я желаю при помощи собственного возвращения поведать людям об данной болезни. Для меня ответственны обязательства перед моим фондом для профилактики рака. В течение последних лет по всему свету, от Дании до Республики Корея, я говорил о раке. Я взял деньги за это. Кроме этого правительство мне заплатило за мой старт в Аделаиде.

Но Йохану Бруинелю (Бруинель — глава команды «Астана», за которую выступает Армстронг) не будет необходимо мне платить.

— Как обстоят дела с вашим собственным здоровьем? И как вы относитесь к борьбе с допингом?

— Я много раз каждый год подвергался обследованиям. Результаты тестов крови – это часть биологического паспорта UCI (Глобального альянса велоспорта). Я уже был протестирован 14 раз с того времени, как заявил о собственном возвращении. Помимо этого, я добровольно являюсь частью самого большого антидопингового процесса в истории спорта.

У признанного эксперта по борьбе с допингом Дона Катлина имеется право сделать тесты моей крови достоянием общественности. Что я ещё могу делать, дабы скептики замолчали?

— Думается, что постоянно будут скептики, каковые вам не поверят.

— Я знаю. критики и Скептики желают от меня следующих слов: «Да, я одурачил всех!» Но, линия забери, из-за чего я обязан кого-то обманывать? Я ни при каких обстоятельствах не употреблял допинг, и я не стану лгать, что делал это, лишь чтобы порадовать собственных критиков.

АНДЕРСОН СИЛЬВА — Я НЕ ПРИНИМАЛ ДОПИНГ!

Темы которые будут Вам интересны: